Голова профессора Некрасова
Flower

Подумывать о заморозке Сергей стал в конце XX века, когда узнал об основателе крионики Роберте Эттингере, написавшем книгу "Перспективы бессмертия".

- Идея крионистов основана на замораживании до сверхнизких температур. Любой объект, погруженный в жидкий азот, принимает температуру минус 196 градусов. В таком состоянии биологические ткани могут сохраняться десятки миллионов лет. После смерти человек еще сохраняет долговременную память и личность минимум несколько часов. В это время есть шанс заморозить его мозг так, чтобы в будущем его можно было перезапустить, - уверяет Некрасов.

После заморозки профессор хотел бы проснуться лет где-то через 200. Интересуюсь, где бы мечтал очутиться.

- В Москве. Ну кому мы нужны в Париже? Россия - наша страна, мы здесь свои.

Почему именно через 200, а не 100 лет? По расчетам математика (он анализировал результаты оживления мозга животных с 1952 года), именно тогда почти каждая разморозка будет удачной, а медицинские технологии продвинутся настолько, что позволят и воскресить человека, и вылечить болезни из прошлой жизни.

- Меня часто спрашивают, как вы решились на такой смелый шаг - заключили договор о заморозке? Какое ж в этом геройство, - скромно улыбается Сергей и объясняет, что сегодня вернуть к жизни человека после заморозки невозможно, поэтому пациента крионируют после смерти. Иначе это было бы убийством.

О фантастических возможностях крионики Сергей часто беседует со своими коллегами из Южно-Российского государственного политехнического университета (бывший НПИ). Пока сторонников у него мало. Один коллега, профессор химии, кстати, долгожитель, посоветовал выбрать классический способ продления жизни - заниматься физкультурой.

- Он мне сказал, что прожил хорошую жизнь, у него семья, внуки, награды всякие за вклад в науку, и этого достаточно. Вскоре после нашей беседы профессор умер. Но у меня есть и последователи. С завкафедрой информационно-измерительной и медицинской техники Николаем Горбатенко думаем над тем, как создать в нашем вузе крионическую точку. Ведь Новочеркасский политех - кладезь выдающихся ученых. Почему бы их мощный потенциал не сохранить для будущего? Нас вроде и поддерживают, но пока непонятно, осуществится этот проект или нет. Есть некоторые нравственные аспекты, - признается Сергей.

- Доктора наук и академики не хотят жить вечно?

- И это тоже, но многих отпугивает мысль, что можно заморозить только мозг, а не целиком всего себя. Дело в том, что это будет стоить 15 тысяч долларов, а все тело - намного дороже. Я накопил деньги и заключил контракт крионировать только голову. Верю, что описанное в фантастическом романе советского писателя-фантаста Александра Беляева "Голова профессора Доуэля" вполне может стать реальностью через какое-то время.

Уловив мой скептический взгляд, Некрасов (а не его голова) подкрепляет свой рассказ научными фактами.

- Способ вернуть к жизни отдельные органы и организм ученые искали долгое время. В 1928 году это удалось советскому ученому Сергею Брюхоненко. Голова собаки, отделенная от тела, жила своей жизнью, питалась из шланга, демонстрировалась на Всемирном медицинском конгрессе, где укусила одного из любопытных биологов. В 40-х годах прошлого века был снят документальный фильм о работах Брюхоненко "Эксперименты по оживлению организма".

2018-07-01 09:33:36